Вестник Санкт-Петербургского университета. Международные отношения https://irjournal.spbu.ru/ <p>«Вестник Санкт-Петербургского университета. Международные отношения» — международный междисциплинарный рецензируемый&nbsp; журнал, специализирующийся на исследовании актуальных проблем современной теории и практики международных отношений.</p> ru-RU <p>Статьи журнала «Вестник Санкт-Петербургского университета. Международные отношения» находятся в открытом доступе и распространяются в соответствии с условиями <a title="Лицензионный Договор" href="/about/submissions#LicenseAgreement" target="_blank" rel="noopener">Лицензионного Договора</a> с Санкт-Петербургским государственным университетом, который бесплатно предоставляет авторам неограниченное распространение и самостоятельное архивирование.</p> irjournal@spbu.ru (Худолей Константин Константинович) irjournal@spbu.ru (Болгов Радомир Викторович) Пн, 20 сен 2021 17:39:45 +0300 OJS 3.1.2.4 http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss 60 The forgotten process: Information disarmament in the Soviet/US reproachment of the 1980s https://irjournal.spbu.ru/article/view/11794 <p>This article contends that just as an excess of conventional arms requires a disarmament processes, so the weaponization of media should be met with an information disarmament process. The article examines elements of this work deployed to assist in the US — Soviet rapprochement of the 1980s. Cases discussed include a mutual textbook review project, citizento-citizen conferences mounted by the Chautauqua Society and a series of forums held via satellite television links called Spacebridges. The emergence of government-to-government information talks in which the United States Information Agency led by Charles Z.Wick engaged various elements of the Soviet state media apparatus is traced. The meetings from 1986&nbsp;through 1989&nbsp;are summarized, including the frank discussion of the challenge of disinformation and of mutual stereotyping. It is asserted that this process was more effective than is generally remembered, but success required a rough symmetry within the US/Soviet relationship. The internal crisis within the USSR repositioned the country as a junior partner and led the US to misperceive the end of the Cold War in terms of victory and defeat, with counterproductive results.</p> Nicholas Cull Copyright (c) 2021 Nicholas Cull https://irjournal.spbu.ru/article/view/11794 Пн, 20 сен 2021 00:00:00 +0300 “Honeymoon” of the Russian Empire and the United States during WWI https://irjournal.spbu.ru/article/view/11795 <p>The article focuses on the debatable issues of Russian-American relations from 1914&nbsp;until the fall of Tsarism, such as the degree of the two countries’ rapprochement, ethnic questions, the positive dynamics of mutual images and the intensified process of Russians and Americans studying each other. Based on primary and secondary sources, this work intends to emphasize that the conflict element in bilateral relations did not hamper cooperation between the two states. The author’s multipronged and interdisciplinary approach allowed her to conclude that the United Sates was ready to engage in wide-ranging interaction with the Russian Empire regardless of their ideological differences. From the author’s point of view, it was the pragmatic agenda that aided the states’ mutual interest in destroying the stereotypes of their counterpart and stimulated Russian Studies in the US and American Studies in Russia. Therefore, the “honeymoon” between the two states had started long before the 1917&nbsp;February Revolution. However, Wilson strove to turn Russia not so much into an object of US’ “dollar diplomacy”, but into a destination of its “crusade” for democracy. The collapse of the monarchy provided an additional impetus for liberal internationalism by integrating the Russian “Other” into US foreign policy. Ultimately, an ideological (value-based) approach emerged as a stable trend in structuring America’s attitude toward Russia (be it the Soviet Union or post-Soviet Russia).</p> Victoria Zhuravleva Copyright (c) 2021 Victoria Zhuravleva https://irjournal.spbu.ru/article/view/11795 Пн, 20 сен 2021 00:00:00 +0300 Стратегическое консультирование и институциональное развитие в гуманитарной политике США https://irjournal.spbu.ru/article/view/11797 <p>Целью данной статьи является анализ американской практики стратегического консультирования и&nbsp;институционального развития (СКИР), предусматривающей направление в&nbsp;зарубежные страны советников, декларируемые задачи которых&nbsp;— укрепление госуправления, создание инфраструктуры, поддержка безопасности и&nbsp;стабильности, развитие образования и&nbsp; здравоохранения, стимулирование экономического роста, оказание гуманитарной помощи. В&nbsp;данной статье на основе структурно-реалистского теоретического подхода анализируется система стратегического консультирования и&nbsp;институционального развития, берущая начало в&nbsp;XIX&nbsp;в. На основе сравнительного анализа демонстрируется, что она направлена на противодействие влиянию конкурирующих стран и&nbsp;повсеместное расширение американского влияния. Автор доказывает, что роль американских советников в&nbsp;продвижении интересов США существенна, а&nbsp;масштабы их деятельности&nbsp;— глобальны: от Украины и&nbsp;Сирии до Сомали и&nbsp;Гаити. Система СКИР институционализирована и&nbsp; тесно связана с&nbsp; другими инструментами американской гуманитарной политики: публичной, научной и&nbsp; культурной дипломатией, образовательными обменами, содействием международному развитию. В&nbsp;исследовании дана оценка американской системы СКИР на основе анализа деятельности профильных министерств и&nbsp; ведомств, аналитических центров внешнеполитической направленности и&nbsp;институтов развития. Автор исходит из&nbsp;гипотезы о&nbsp;том, что практика использования Вашингтоном стратегического консультирования и&nbsp;институционального развития будет расширяться, а&nbsp;ориентация на интересы американской безопасности будет прослеживаться все четче. При этом стратегическое консультирование и&nbsp;институциональное развитие становятся прерогативой Министерства обороны США, которое получает ряд функций Государственного департамента, ограниченного в&nbsp;персонале и&nbsp;ресурсах. В&nbsp;исследовании приводится SWOT-анализ американской системы СКИР, определяется ее целевая аудитория.</p> Анна Великая Copyright (c) 2021 Анна Великая https://irjournal.spbu.ru/article/view/11797 Пн, 20 сен 2021 00:00:00 +0300 Экспертный и журналистский дискурсы вокруг второй космической гонки между Pоссией, США и другими странами https://irjournal.spbu.ru/article/view/11798 <p>Статья посвящена экспертному и&nbsp; медийному дискурсу вокруг второй космической гонки между Россией, США и&nbsp;другими странами. Актуальность этой темы заключается в&nbsp;том, что в&nbsp;связи с&nbsp;недавними достижениями США в&nbsp;области освоения внеземного пространства многие журналисты и&nbsp;аналитики&nbsp;— российские и&nbsp;западные&nbsp;— активизировали дискуссию вокруг очередного витка конкуренции держав в&nbsp;космосе. Например, успешные запуски пилотируемого корабля «Крю Дрэгон» (Crew Dragon) Илоном Маском на МКС в&nbsp;2020–2021&nbsp;гг. и&nbsp;благополучное приземление планетохода «Персеверанс» на Марсе в&nbsp;феврале 2021&nbsp;г. вызвали резонанс. В&nbsp;СМИ и&nbsp;на сайтах аналитических центров появилось множество публикаций и&nbsp;комментариев на тему очередной космической гонки. Новизна данной статьи заключается в&nbsp;том, что в&nbsp;ней предпринимается попытка проанализировать проблемы конкуренции и&nbsp;сотрудничества в&nbsp;космосе при помощи критического дискурс-анализа и&nbsp;метода анкетирования, а&nbsp;также через призму классической теории международных отношений, в&nbsp; частности через конфликт двух направлений&nbsp;— реализма и&nbsp;либерализма/идеализма. Автор приходит к&nbsp;выводу, что реалисты нагнетают ситуацию и&nbsp;определяют характер отношений стран в&nbsp;сфере освоения космоса как «новую космическую гонку» мировых держав, в&nbsp; то время как сторонники либерализма-идеализма используют более аккуратные формулировки&nbsp;— «конкуренция» или «соревнование». Реалисты скептически относятся к&nbsp;возможности сотрудничества России и&nbsp;США в&nbsp;космосе, тогда как идеалисты-либералы возлагают на него надежды.</p> Павел Кошкин Copyright (c) 2021 Павел Кошкин https://irjournal.spbu.ru/article/view/11798 Пн, 20 сен 2021 00:00:00 +0300 Американский президент в поляризованной среде: от Б.Обамы к Дж.Байдену https://irjournal.spbu.ru/article/view/11799 <p>Большинство американистов сходятся в том, что основной чертой американской политической системы стала поляризация политического процесса. Вслед за консервативной волной у республиканцев, в Демократической партии укрепилось и расширилось левое крыло. Сегодня политические партии настолько далеко ушли друг от друга в идейном плане, что они формируют и предлагают обществу два противоположных социально-экономических проекта развития страны. Радикализация партий подрывает один из&nbsp; основополагающих принципов развития американской политической системы&nbsp; — консенсус между основными политическими силами. Вслед за партиями поляризуются и американцы, ориентируясь в своей оценке политической реальности на наиболее крайние крылья партий. По оценкам аналитических центров Gallup и Pew Research, с&nbsp; 1992&nbsp; г. в&nbsp; обществе стабильно сокращается число граждан с&nbsp; умеренными взглядами: с 43% в 1992 г. до 35% в 2020 г. По итогам своего четырехлетия в Белом доме Дональд Трамп был назван самым поляризованным президентом: в среднем его поддерживали 89% республиканцев и всего 8% демократов. До Трампа такого же звания удостоился Барак Обама, которого поддерживало 89% демократов и 13% республиканцев. Опрос общественного мнения, проведенный Харрис Полинг в конце мая 2021 г., показал, что ДжозефаБайдена положительно оценивают 62% американцев. При этом общество также разделилось по партийной линии в своей поддержке президента: 96% среди демократов и только 10% среди республиканцев. Обама стал первым президентом, которого поддерживало меньше 20% сторонников оппозиционной партии. В последнем десятилетии прошлого века первым президентом, кого поддерживало меньше 30% оппозиционной партии, был Б.Клинтон. Так, вслед за идейной поляризацией партий и общества, американский президент превратился из общенациональной фигуры в партийную. Потеря мандата неизбежно ослабила переговорные позиции президента в законодательном процессе, серьезно подорвав его возможности провести через конгресс свои инициативы. В XXI в. пока ни один президент не смог реализовать больше одного значимого пункта своей социальной повестки. Дж.Байден, так же как и его предшественники, пришел в Белый дом с масштабным планом перемен. Сможет ли он его осуществить? Ответ на этот вопрос требует оценки «формулы успеха» американского президента в поляризованном Вашингтоне.</p> Виктория Журавлева Copyright (c) 2021 Виктория Журавлева https://irjournal.spbu.ru/article/view/11799 Пн, 20 сен 2021 00:00:00 +0300 Обеспечение безопасности США при Дж. Байдене: предварительная реконструкция национальной стратегии https://irjournal.spbu.ru/article/view/10168 <p>В статье предлагается новое понимание феномена безопасности как стремления государства выйти на наиболее благоприятную траекторию развития при существующих ограничениях. Понятие благоприятной траектории зависит не только от объективных факторов, но&nbsp; и&nbsp; от их субъективных трактовок, которые зафиксированы в&nbsp; стратегиях или программах. Для того чтобы придать систематичности этим интерпретациям и&nbsp;сформировать из&nbsp;них целостную модель, был разработан новый алгоритм анализа документов стратегического или программного характера. Он предполагает присвоение зафиксированным приоритетам кода, который соответствует одной из&nbsp;подсистем глобальной системы и&nbsp; ее компоненту. Из&nbsp; них формируется база данных, анализ которой позволяет выявить проблемы, чья актуальность была искусственно завышена перед выборами, спрогнозировать направления секвестра их приоритетов, определить степень преемственности, ранжировать направления политики по степени их значимости, выявить вероятные связи между ними, спрогнозировать основы перспективной стратегии. Применительно к&nbsp;программе Дж.Байдена этот алгоритм позволил достичь следующих результатов. Было выявлено, что программа Дж.Байдена выступает, скорее, преемственной по отношению к&nbsp;программе Д.Трампа, чем новаторской. Искусственно была завышена приоритетность экономической, социальной и&nbsp;финансово-кредитной сфер, соответственно, степень их значения после инаугурации Байдена будет сокращена. Ключевыми в&nbsp;стратегии Байдена будут экономическая, энергетическая и&nbsp;правовая сферы. Кибернетической, ресурсно-сырьевой и&nbsp; технологической подсистемам отводится роль двигателей развития. Их благополучное функционирование будет связано с&nbsp;включением военной и&nbsp;аграрно-продовольственной сфер в&nbsp;хозяйственные процессы. Более подчиненное положение займут демографическая, торговая, финансово-кредитная, гражданская, гуманитарная и&nbsp;культурная подсистемы: их роль будет определяться решением специфических вопросов. В&nbsp;то же время остается до конца неясным, какое место в&nbsp;стратегии занимают социальный курс и&nbsp;экологическая политика,&nbsp;— из-за чрезмерной разработанности и&nbsp;неопределенности приоритетов соответственно.</p> Виталий Болдырев Copyright (c) 2021 Виталий Болдырев https://irjournal.spbu.ru/article/view/10168 Пн, 20 сен 2021 00:00:00 +0300